Молчание (2016)


Оригинальное название: Silence, 2016
Страна: Мексика, Великобритания, США, Япония, Италия
Режиссер: Мартин Скорсезе
В главных ролях: Эндрю Гарфилд Адам Драйвер Лиам Нисон Таданобу Асано Кьяран Хиндс Исусуке Кубозука Йоши Оида…
Жанр: про бога, про веру, про христа, драма, приключения, история
Дата выхода: 8 февраля 2017 г.
В 17 веке два молодых иезуитских священника отправились в Японию в надежде найти своего пропавшего наставника который несколько лет отсутствовал чтобы распространять учения христианского мира. По прибытии двое мужчин обнаруживают страну где христианство уже давно объявлено незаконным. Где правоверных преследуют и убивают когда они отказываются отступать. Ужасные испытания которые они пройдут чтобы выполнить свою миссию проверят их веру…

Трейлер:

Критика фильма Молчание (2016):

Есть как минимум три Скорсезе. Скорсезе освобожден первым известен и ценится за свою хроническую глубокую мафиозную жестокость и рок-н-ролл. Скорсезе который является поклонником Stones и который никогда не останавливается перед смелой постановкой которая вдохновила несколько поколений кинематографистов и актеров. Есть также Скорсезе который можно было бы описать не задумываясь о «классике». Это Хьюго Кабрет или Время невинности. Режиссер с повышенной чувствительностью всегда страстный но более мягкий в своем подходе к грандиозному кино. Наконец есть духовный Скорсезе. Человек веры который помнит что однажды он почти посвятил свое существование Богу и изучению Священного Писания. Скорсезе который верит но также сомневается и кто в этом вопросы. Это Скорсезе о Последнем Искушении Христа Кундуна… и Молчания. Человек иногда неправильно понимает что снова заинтересовавшись человеком совершенно не соприкасающимся с какой-либо формой морали (Джордан Белфорт в «Волке с Уолл-стрит») возвращается к трезвости которая скрывает только экзистенциальное кипение в самом центре концепция веры…

Исповедь Скорсезе

Молчание – это экранизация романа Шусаку Эндо посвященная преследованиям японских христиан и их священников в Японии 17-го века. Проект который Мартин Скорсезе осуществлял в нем почти тридцать лет так и не найдя подходящего момента для его запуска в частности отсутствие финансирования. Когда наконец он смог начать при поддержке знакового продюсера Ирвина Винклера верного режиссера ему пришлось делать сокращения чтобы сократить бюджет. Он не заплатил и актеры сократили свои зарплаты так что отснятый материал и его очевидные требования присущие расположению сюжета и театрализованному представлению не пострадают. Руководствуясь очевидной верой в фильм и мощь его тем Скорсезе погрузился в съемку с преданностью художника который кажется высмеивает его привилегированный статус. Это также один из немногих «великанов» седьмого искусства который так дерзок когда другие могут почивать на лаврах и не пробовать вещи которые могут запятнать их образ. Сам Скорсезе как и Спилберг и некоторые другие видит кино таким же каким он был в молодости. Со страстью и силой убеждением и страстью. Если им нечего делать с первого взгляда Волк с Уолл-стрит и Безмолвие – это плоды большой любви к седьмому искусству. Не имеет значения ему за семьдесят в последние годы. Мартин отправился на Тайвань и дал субстанцию ​​тому что долгое время оставалось в нем бездействующим

Внутренний диалог

Молчание не только для верующих. С другой стороны он намеревается поговорить с теми кто может быть заинтересован в вопросах касающихся веры. К отношениям которые существуют между Богом или вернее к идее Бога и тем кто посвящает себя этому но также и к распространению этой веры. В этом «Безмолвие» также является исторической фреской посвященной довольно неизвестному эпизоду в мировой истории. В то время как многие движимые личными убеждениями могли бы дать оду религии не удосужившись отойти назад чтобы задать вопросы которые открыли бы новый свет и больше универсальности Скорсезе больше озабочен разговорами свободы духа.
Из преследования этих иезуитских миссионеров которые приехали в Японию чтобы принести доброе слово Христа режиссер (который участвовал в написании сценария с Джеем Коксом) выявляет устойчивость человеческого духа которая почти независимо от тела иногда развивается навстречу и против всех проблем которые возникают. Но это также подчеркивает противоречия. Да эти верующие люди не хотят ничего другого кроме как заставить других открыть то что они считают самым ценным благом в мире но в конце концов какова их законность? Каким образом их Истина также должна стать Истиной далеких людей которые уже имеют религию?
Два священника фильма оказываются в стране которая враждебна их идеям перед людьми которые однако иногда приобретают тело и душу для дела Бога. Что это значит?
Мартин Скорсезе отнюдь не действует с прозелитизмом но прежде всего стремится понять. По крайней мере такое впечатление производит его фильм когда например в этой сцене где Эндрю Гарфилд сталкивается с точкой зрения противоположной его собственной он ставит под сомнение наивность граничащую с дерзким стремлением к духовному завоеванию кто оживил этих людей готовых выдержать все опасности чтобы обратить в себя наиболее вероятных неверующих.

Текущая речь

Именно по этой причине и по целому ряду других причин Silence является глубоко актуальным фильмом. Он легко находит свое место в динамике нашего времени когда вопрос о религиях постоянно возвращается в центр дискуссий. Молчание имеет дело с этими догмами которые смешиваются с кровью слезами и яростью. Мы знаем это как верующий но в конце концов то что он показывает нам без сомнения доказывает что для него ошибки происходят не от той фигуры в которую человек верит или нет а скорее от жестокости с которой он пытается противостоять или навязать. Жестокая история которую он рассказывает нам подчеркивает дикость иногда настолько непостижимую что она становится только более болезненной.
Нет ничего проще в тишине. Даже этот заголовок не относится к отсутствию очевидных ответов Бога на страдания его паствы. Одно только название является захватывающим поскольку это поднимает захватывающие вопросы. Как художественный фильм в целом вы поймете.

Полный контроль

Мартин Скорсезе не теряет времени. Как это ни парадоксально в то время как его фильм длится почти 3 часа ритм довольно удален если мы исключаем более медленный переход на полпути необходимый для создания атмосферы в которой расцветают вопросы более Кроме того настойчивый в основе сценария. Только после короткого вступления мы обнаруживаем вместе с Адамом Драйвером и Эндрю Гарфилдом природу сублимированную целью главного оператора Родриго Прието. Шоу грандиозное. Красота-то эта загадочная Япония несомненно относится к рискам для обоего священников а не Скорсез теряет из вида своей цели если никогда не делает это созерцательное. Лес
Постановка плавная актуальная вдохновленная… Без сомнения мы в Scorsese и нам все же удается произвести на нас впечатление охватить нас в мире который он изображает благодаря очень хорошему мастерству. Благодаря его инструментам его среде и языку который он смог усовершенствовать и усовершенствовать не отступая от авантюрного духа мы повторяем что это стало редкостью.
Перед камерой режиссер собрал большой актерский состав. Адам Драйвер солнечный обитаемый интенсивен в священнике которого несет вера подвергнутая испытанию. Лиам Нисон имперский доминирует в распределении с мудростью которую он знает как показать харизматичный неоднозначный в то время как Эндрю Гарфилд подтверждает все хорошее что нужно думать о нем. Через несколько недель после невероятного Ты не убьешь Мела Гобсона молодой актер возвращается к вере и ставит тетанизирующий характер. Он – стержень истории и самое малое что мы можем сказать это то что его талант и актуальность не чужды успеху целого. То же самое верно для тревожных Таданобу Асано Йосуке Кубозука и Йоши Оида которые выполняют свою миссию с яркостью
Актеры которых Мартин Скорсезе возглавляет с убедительным мастерством и бесконечной чуткостью и которые направляют свои усилия и преданность этой ультра-амбициозной фреске влияние которой выходит далеко за рамки ее простого постулата.
Короче …
Молчание – сложный и сложный фильм сродни реальному чувственному опыту. Глубокий потрясающе красивый и бескомпромиссный он высвобождает в то время как его предмет не обязательно позволяет ему предсказать универсальность которая постоянно затрагивает жизнь. Шедевр.