Пусть трупы загорают (2017)


Оригинальное название: Laissez bronzer les cadavres, 2017
Страна: Франция, Бельгия
Режиссеры: Элен Катте, Бруно Форцани
В главных ролях: Элина Левенсон Стефан Феррера Берни Бонвуазен Марк Барбе Эрве Сонь Пьер Нисс Марин Сэйнсили Дориля Кальмель Доминик Тройс…
Жанр:про золото, про полицейских, про ограбления и аферы, про перестрелки, про преступников, про убийства, про убийц, триллер, боевик, драма
Дата выхода: 18 октября 2017 г.
Люс художник которому не хватает вдохновения живет в своих гангстерах которые похитили 250 фунтов золота. Спокойствие в этом отдаленном уголке на краю Средиземного моря будет быстро нарушено импровизированным прибытием женщины. Когда два полицейских которые расследуют грабеж земли ситуация быстро ускользнет…

Трейлер:

Критика фильма Пусть трупы загорают (2017):

Съемочная пара Элен Каттет и Бруно Форзани сделали себе имя в своем первом полнометражном фильме Amer после работы в короткометражном фильме. Для своего третьего фильма дуэт выбрал адаптацию первого романа Жана-Патрика Маншетта (в соавторстве с Жаном-Пьером Бастидом) «Позвольте телу загореть». Чрезвычайно заметный в крайнем левом даже анархистском пределе Манчетт работал в кино. Мы помним в частности некоторые изменения такие как «Война шрифтов» «Законное насилие» или «Преступление». Со своей стороны Бастид снял несколько скандальных фильмов (включая «Резню за оргию» в 1966 году полностью запрещенную цензурой) а также подписал сценарий «Дюпон Ладжой». С такой суммой личностей Пусть загар трупами не мог быть иным чем он: странный увлекательный иногда пограничный. Та которая не может понравиться всем как и другие фильмы дуэта режиссеров.

Дама в золоте

Наследница традиции преступления 70-х годов пусть загорелые трупы не умаляют правила о том что старомодный фильм о грабеже – это парад отмеченные трогл Персонажи мало работали на уровне глубины (но в глубине души это не то что мы ищем). Таким образом из-за отсутствия богатого сценария актеры поставили перегородку по линии канонов старого кинотеатра эксплуатации. Мы находим в частности жуткого визуального художника (Элину Левенсон безупречную) привыкшего к диким событиям и иногда грязным представлениям во время которых она оказывается покрытой золотом (здесь символика вокруг золота не знает абсолютно никаких ограничений и может пойти в мусорное ведро). Она почти вождь клана оживленный ненавистью к полиции. Рядом с ним его любовник и адвокат (Марк Барбе) человек с сомнительным романом вооруженные до зубов бандиты которые приезжают грабить бронированный фургон и бездарный писатель к которому присоединилась его жена. Перед ними два полицейских один очень решительный. Берни Бонвуазен известный в группе «Доверие» в то время как директор «Демонов Иисуса» хорош когда дело доходит до того чтобы играть в зазубренные рты. То же самое касается Стефана Феррары (La Mentale Alexandre) в роли главного бандита или Эрве Сонь который своими пронзительными голубыми глазами и закрытым лицом играет полицейского готового сделать все чтобы вырваться из ловушки. Но там где снимается пленка она находится на другой стороне камеры. бандиты вооруженные до зубов которые только что перевернули бронированный фургон и бездельник к которому присоединилась его жена. Перед ними два полицейских один очень решительный. Берни Бонвуазен известный в группе «Доверие» в то время как директор «Демонов Иисуса» хорош когда дело доходит до того чтобы играть в зазубренные рты. То же самое касается Стефана Феррары (La Mentale Alexandre) в роли главного бандита или Эрве Сонь который своими пронзительными голубыми глазами и закрытым лицом играет полицейского готового сделать все чтобы вырваться из ловушки. Но там где снимается пленка она находится на другой стороне камеры.

Горькие трупы

Элен Каттет и Бруно Форзани сделали замечательный вход в свой первый художественный фильм который некий Квентин Тарантино назвал «одним из лучших фильмов 2010 года». С самого начала им нравилось взрывать повествовательные коды кино. Горький смешивает страх и желание сводя к минимуму диалог. Пусть трупы загорают как по его мнению играет с хронологией и умножает точки зрения. На протяжении всей истории мы быстро понимаем что у нас не будет линейного повествования но взорвалось действие повторяемое с нескольких точек зрения. Работа двух кинематографистов находит свое влияние в киноэксплуатации трансальпина в частности гиалло в котором он принимает несколько элементов. Каждый раз эстетика прорабатывается в каждой плоскости с играми на цветах которые варьируются от калейдоскопа до преувеличенных оттенков синего в ночных эпизодах или игр с тенями и желтого в эпизодах воспоминаний. Кредиты уже объявляют психоделическую сторону компании.
Расположенный в эпоху которая должна быть современной пусть загорелые трупы выращивают винтажные образы в костюмах внешности или используемых транспортных средствах. Между жестокими триллерами Сэма Пекинпы вестернами Серхио Леоне кинотеатром Ардженто и Бавой это снова сердечный крик любви ко всему сегменту седьмого искусства далеко от обычного кинематографисты под вопросом. Фильм далеко не федеративный потому что Кантет и Форзани – прежде всего певцы экспериментального кино. Те кто любил заблуждения трансгрессивного и исключительного характера такие как Доберман Коунена и Ситком д’Озон смогут держаться за бред но многие будут упускать его.
Способ съемок культ вне поля показ того что следует предложить и предложение того что следует показывать (кадры во время съемок могут запутать более одного) умножение символики и изображений аллегорический может dechilarate. Но если мы попадаем в игру мы попадаемся в чувственное и гипнотическое кино и попадаем под чарующее обаяние этого странного водоворота. Пусть загар трупов – это не только фильм но и произведение искусства которое потрясает определенность нарушает условности и заставляет думать что это может быть альтернативным творением. В то время когда за редкими исключениями французское кино погружается в творческий спад полезно видеть как несводимые создатели экспериментируют пробуют новые вещи.
Короче …
Пусть тела загорают легко. Не очень доступный фильм тем не менее искренний лишенный всякого цинизма. Навигация между определенными кодами итальянского giallo (даже если он не относится к жанру в отличие от предыдущих фильмов Cattet и Forzani) современными западными и полярными 70-ми это «Я тебя люблю» адресованная кино кинотеатр по соседству и те кто разделяет эту страсть. Сублимированный очень хорошим плакатом (один из товарных знаков двух режиссеров) и красивой фотографией эта жестокая конфронтация пограничная и яростно необычная из двулезий Гулей – это особый опыт который либо оставит равнодушным либо оставит неизгладимый след.